Я обещала писать сюда не очень часто и, видите, выполняю обещание. Но чтобы не расслабляться, сейчас напишу злой пост про политическое искусство. Он очень субъективный, приготовьтесь.

Все, наверное, знают художника Ай Вэйвэя. И все, наверное, уже слышали, что Ай Вэйвэй тут на днях сфотографировался в образе утонувшего сирийского мальчика. Того самого, над фотографией которого ещё несколько месяцев рыдала вся Европа. Теперь, когда Европа утёрла слёзы, Вэйвэй пытается ей напомнить о страданиях беженцев, но, простите, лежащий на морском берегу упитанный художник больше похож на пародию. Поэтому, пользуясь тем, что никто не может мне возразить, я хочу разругать другое его произведение – портреты китайских политзаключённых из деталей конструктора LEGO.

LEGO собралась открыть тематический парк в Шанхае, Вэйвэй решил напомнить компании, с каким людоедским режимом она собралась сотрудничать, компания внезапно отказалась продавать ему детальки, в медиа начался хайп, компания сдалась, Вэйвэй победил, Вэйвэй молодец.

История отличная, но, честно, лишь потому, что компания сама себя высекла. Более-менее понятный принцип «не участвовать в политике» и непонятное правило требовать от оптовых покупателей указывать цель покупки, столкнувшись в одном кейсе, дали отличный медийный эффект. Но сами по себе портреты из кубиков LEGO – это то, через что проходит, наверное, каждый начинающий современный художник. LEGO, Barbie, вот это всё. Берём политическую проблему, добавляем немного массовой культуры, и получается произведение, которое гарантированно оскорбит чьи-то чувства и/или поставит на дыбы компанию-производителя – profit.

Однажды в интернете мне попалась цитата (автор – Стив Клее, профессор Кентского университета, больше мне о нём ничего не известно), которую я себе даже выписала. Вот такая: «One current orthodoxy within contemporary art states that art betrays itself if it is too direct in its opinion especially in its political opinion. <…> What is proper to art – the argument goes – is a certain type of ambiguity. If art presents one message too strongly it becomes something else – not art – mere information or perhaps even propaganda. Artists who use unambiguous ‘political’ messages in their work therefore seem to adopt an authoritarian role telling the ‘general public’ what to think and how to act. Here the artist is seen as dictating a particular political vision to the people».
Краткое содержание: если политическое искусство заявляет о чём-то «в лоб», то это уже не искусство, а лозунг и плакат. Что не есть плохо, просто это другой жанр.

Где проходит граница между «в лоб» и «не в лоб», я, честно, не знаю наверняка. Предположу, что в возможности «дополнительных смыслов»: произведение искусства отличается от плаката тем, что зритель способен увидеть в нём больше, чем хотел сказать автор, а высказывание автора оказывается сложнее, чем видит зритель в первый момент. Поэтому мне так нравится самая, пожалуй, олдовая LEGO-провокация, которую ещё в 1996 году сделал польский художник Збигнев Либера – и после которой меркнут любые другие попытки разыграть эту карту.

Либера взял детали из разных тематических наборов и собрал из них свой – «Lego. Концентрационный лагерь» (причём не просто собрал, а упаковал в соответствующую коробку – всё как положено). При этом работа была не про концентрационные лагеря (чрезвычайно больная для Польши тема) и не про массовую культуру, как могло показаться на первый взгляд. Либера предлагал зрителю поразмыслить над рациональностью как таковой и над теми опасностями, которые она таит: «Мысль, подтолкнувшая меня к созданию этой работы, касалась именно рациональности, которая лежит в основе конструктора Lego и которая казалась мне ужасной: из этих кубиков нельзя построить ничего, чего не позволяет точная рациональная система».
Он не просто сравнивал массовые убийства с детской игрой, он говорил о промежуточном звене в этой цепочке, про которое обычно забывают, но которое само по себе способно порождать монстров. Это чуть более сложный ход мысли, требующий вовлечения зрительского интеллекта. Но вот что важно: мысль, до которой зритель додумался сам, выветрится из его головы не так быстро, как мысль, озвученная кем-то (прям фильм Inception, да).
(Разумеется, Либеру сразу обвинили во всех грехах, включая антисемитизм, и несколько лет он в Польше был фактически под запретом – но это-то как раз естественный ход истории.)

Что касается ай Вэйвэя, то, по мне, его лучшая политическая работа – по-прежнему «Семена подсолнечника». Миллионы вручную раскрашенных фарфоровых семечек растения, которое в годы Культурной революции символизировало народ, послушно поворачивающий головы вслед за Солнцеликим, говорят о состоянии китайского общества гораздо красноречивей чьих-либо портретов.
Да и не только китайского.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s