Акцию Петра Павленского с поджогом двери ФСБ сняли с конкурса «Инновация»

Странная история.

Премия – государственная. Отношение Павленского к государству известно.

Вручением премии занимается институция под названием Государственный Центр современного искусства. Отношение Павленского к институциям тоже известно.

В Положении о премии есть пункт 2.8: «Организаторы Конкурса имеют право отклонить любую поданную заявку без объяснения причин». То есть без обсуждения с экспертным советом просто взять и снять кого угодно. Для чего нужен этот пункт? Простите, но, по-моему, для вот таких экстренных проявлений цензуры. Отношение Павленского к цензуре тоже известно.

(При этом я прекрасно понимаю, каким ужом приходится вертеться директору ГЦСИ Михаилу Миндлину, который, с одной стороны, занимается совриском, а с другой – отчитывается перед Минкультом за бюджетные деньги.)

Тем не менее, Павленского номинируют, и – вот тут важно! – он соглашается. Арт-критик Анна Толстова, которая его и номинировала, сообщает: «Пётр Павленский согласился участвовать, и есть бланк согласия с его подписью, полученной благодаря адвокатам».

Э-э-э?

С премиями в области искусства вообще всё сложно. С одной стороны, серьёзная премия – это всегда чьи-то деньги, а значит, чьи-то интересы, в том числе политические. С другой стороны, серьёзная премия – это серьёзное жюри; у жюри интерес вроде как один – собственная профессиональная репутация, но и политические взгляды у жюри тоже есть, никуда от них не деться. Премия должна быть вне политики, но де-факто это невозможно.
(Да что я объясняю, у всех «Оскар» перед глазами.)

В 2012 году, например, Pussy Riot (прямо в разгар процесса) номинировали на Премию Кандинского. Казалось бы, ну а как не номинировать? Между тем, многие были против. Так, арт-критик и куратор Александра Обухова, входившая в состав экспертного совета, задала непраздные вопросы: «Необходимость оценивать этот перформанс профессиональной точки зрения я понимаю как моральный шантаж. Что в итоге мне предлагалось оценить? Саму акцию? Смонтированный позднее видеоролик? Фотографию? Песню? Гражданский поступок?»
И далее: «Я категорически отказываюсь комментировать акцию Pussy Riot с точки зрения истории искусства, нашей или всемирной. Я не буду обсуждать художественные качества до тех пор, пока участницы группы не будут на свободе. Потому что для меня лично это очень серьезный этический вызов, который вынуждает меня выбирать интонацию своих суждений исходя из того вреда или пользы, которые я могу инвестировать в судьбу этих трех молодых женщин. Я считаю это морально неприемлемым. Тем более что я вошла в этом году в экспертный совет Премии Кандинского, куда группа была номинирована с акцией в храме Христа Спасителя, я также демонстративно отказалась оценивать эту группу, то есть я не поставила ей нисколько баллов».

В результате Pussy Riot не попали в даже в лонг-лист. По словам учредителя премии Шалвы Бреуса (который, собственно, и оплачивал весь банкет), они просто не набрали достаточного количества баллов при независимом голосовании. Но премию тут же обвинили в политической цензуре, а некоторые художники даже снимали свои кандидатуры (а те, которые не снимали, вынуждены были оправдываться, потому что, как у нас всегда бывает, начался комсомол и проверки на рукопожатность). А, например, Иосиф Бакштейн (комиссар премии), наоборот, заявил, что как раз включение панк-молебна в лонг-лист («из жалости») было бы проявлением политических мотивов и что жюри действовало в профессиональных рамках. Победа в номинации «Молодой художник» досталась Дмитрию Венкову с работой «Безумные подражатели» — если я правильно помню, он снял мокьюментари про выдуманное племя, живущее на МКАДе.

Был, пожалуй, один случай, когда всё сложилось так, как надо. В 2011 году «Инновацию» вручили акции «Хуй в плену у ФСБ» группы «Война».
Но та акция была великая. Крутейшая акция, в которой помимо политического содержания была действительно гениальная художественная форма.

Апдейт (ахаха): вместе с работой Павленского с «Инновации» сняли всю категорию «Лучшее произведение визуального искусства» (это та самая, в которой победила «Война» в своё время).
Это типа такая попытка спасти остальные номинации: этический конфликт в одной из них бросает тень на всю премию, поэтому мы проблемную номинацию вырежем и спокойно проголосуем за тех, кто не портил госсобственность. Четырёх из семи членов жюри, ранее вышедших из состава экспертного совета, вариант с ампутацией устроил, и они вернулись. Илья Долгов, один из тех, кто не вернулся, комментирует: «Беречь премию ради поддержки художников смысла не вижу, потому что премии в принципе самый безмозглый и зловредный из способов такой поддержки».
ОК, но если премия не для поддержки художников, — значит, она исключительно «про искусство». И тогда на тех, кто голосовал бы за Павленского, легла бы тень подозрений в том, что они-то как раз голосуют «в поддержку». Как быть?
В общем, всё с этими премиями через жопу.

так, последнее на сегодня: лучший текст о художественных премиях

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s