Вспомнила, как в 2013 году на Артплее в рамках фестиваля «Медиа-Удар» проходила выставка «Феминистский карандаш-2» — именно что «женская» (художницы, кураторки, окологендерные темы). И на ней случилось вот что: пришла известная художница Александра Галкина и нарисовала на стенах маленькие «хуйки» (Википедия: «Художница Александра Галкина прокомментировала выставку, нанеся без согласия кураторов на стены выставочного зала изображения пенисов»). Скандал, обвинения, шутки в фейсбуке, бурление говн.

Одни говорили, что «хуйки» — гораздо более удачный Художественный Жест, чем весь «Феминистский карандаш». Потому что феминистки такие скучные, устроили женсовет. А надо, чтобы протест! Нахрап! Активизмъ!
Другие говорили, что «хуйки» банальные, «ФемКарандаш» тоже банальный, «МедиаУдар» — выставка плакатов, скучно, мелко, тусовочка срётся. И вообще это всё проект Московской биеннале и проклятый капитализм.
Третьи честно пытались критиковать «ФемКарандаш» исключительно с эстетических позиций, забыв, что его организаторы (организаторки) сознательно от эстетики отказались, поставив перед собой цели исключительно социально-критические.

Кто-то, кажется, всё же заметил, что ситуация может быть примером интериоризированной мизогинии – когда «глупому», «банальному» «женскому» малоизвестных провинциальных участниц «ФемКарандаша» противопоставляется «сильное», «яркое» «мужское» высказывание успешной московской художницы с хорошим CV.
Был и подробный разбор на «Кольте» (нейтральный, без вставания на чью-либо сторону): «Работа Галкиной указывает на неявные границы установившегося на выставке гетто — хотя модальность этого указания действительно высокомерна, может быть прочитана как отказ от диалога и в каком-то смысле недискурсивна. Такова атака реального на воображаемое <…> …чисто социальная критика вдруг натолкнулась на критику институциональную». (То есть вот опять про геттоизацию.)

 

Я же, возвращая весь этот стон в близкую мне сферу обывательского восприятия, хочу заметить, что наряду с мещанским мифом о том, что художник должен создавать прэкрасноэ, существует представление о том, что критика непременно должна быть кулаком в глаз. В упомянутой статье на Кольте авторы пишут, что, мол, яркие жесты, пусть и агрессивные, не дают критике засахариться. На это мы ответим цитатой из «Артгида»:
«Реакция арт-сообщества на нарисованные гениталии на стене — нежелание прочитать этот жест как неуважительный и даже обидный, — свидетельствует о небрежности, которой зачастую пронизаны отношения в художественной среде. Вот критический жест в пространстве чужой (где ты не участвуешь) выставки — и неважно, как и кого он заденет (а ведь может и вполне намеренно задеть, в самом худшем смысле), что на самом деле сообщит адресатам и какие гипотетические последствия (не только в плане сугубо человеческих отношений) предполагает. Это, извините, вопрос ответственности — что произойдет дальше, за пределами видимости говорящего? Примечательно, что феминистская во многом выставка как раз и была об этом. О невидимых ловушках, незримо присутствующих в повседневности, о несовпадении намерений и результатов обыденных высказываний и поступков. Но услышать этого не захотел никто. Жаль».

Закончить этот пост хочу стихами поэта Германа Лукомникова:
«Жопу голую покажь,
Вот и будет эпатаж»

034

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s