На Трёхгорной мануфактуре открылся основной проект Молодёжной биеннале. Вот о ней поэма в нескольких главах с прологом, эпилогом и лирическим отступлением.

Пролог

С порога слышен шум воды откуда-то из темноты. Когда глаза привыкают к полумраку, становится видна инсталляция: из крана просто льётся вода. Видеть и слышать это неприятно, испытываешь буквально физический дискомфорт (как раз вчера читала статью про проблему питьевой воды в Африке, у себя дома всегда слежу, чтобы все краны были закрыты, и свет не горел в пустых помещениях, и вообще). Читаю аннотацию к инсталляции:

Ausfluss (сточная вода, сток) (2016)
Фабиан Кнехт (Германия)
Инсталляция; смешанная техника; размеры варьируются
Шум открытого крана привлекает к себе внимание на протяжении всей выставки. «Какой странный и бесполезный расход воды», — думаем мы, но прекратить это не пытаемся <…>

Ну я, конечно, сразу закрыла кран – в ту же секунду ко мне из темноты метнулась девушка-смотритель с криком «Нельзя!». Я пыталась протестовать: «Вы читали, что там написано?» — «Да, но нельзя» — «Я считаю, что как вовлечённый зритель имею на это право» — «Меня специально просили следить, чтобы вода всё время шла» — «Кто вас просил?» — «Мой руководитель, а его – куратор выставки; если хотите, я могу позвать…» —

— в принципе, на этом рассказ о проекте “Deep Inside” можно закончить.

Глава первая. Шум

«Последовательный просмотр быстро сменяющих друг друга кадров в сочетании с мощными звуковыми стимуляторами вводит зрителей в изменённое состояние сознания» — художники, миленькие, не пишите так НИКОГДА, если не можете гарантировать, что меня и правда вскроет от ваших «звуковых стимуляторов» (а вы не можете этого гарантировать, потому что ваши видеоинсталляции висят в одном коридоре и пытаются перекричать друг друга, и от этой какофонии, конечно, голова кругом, но это не «изменённое состояние сознания»).

Глава вторая. Всё ещё шум

Иногда такое ощущение, что если не сами работы, то аннотации к ним делали ворчливые бабушки со скамейки у подъезда. Все ужасно обеспокоены развитием технологий, информационным шумом, превращением человека в «сумму хэштегов» и проч.

Оу. Разве мы не обсудили это ещё пять лет назад? Разве мы ещё не поняли, что, алло, привет, это новая реальность, и дальше будет вот так?

Глава третья. Ха-ра-шо

1. Работа Нади Верены Марцин «Невесомость»: на видео художница задаёт «вечные философские вопросы» из «Весёлой науки» Ницше, находясь в самолёте, который летит по параболе. От этого Марцин периодически в буквальном смысле оказывается в «подвешенном состоянии». Почему ха-ра-шо: потому что она при этом выглядит смешно, нелепо, потешно. Когда задаёшь философские вопросы, нет ничего хуже постной мины.

2. Работа «Восток – это Запад, а Запад – это Восток» Эндрю Рэнвилля, который развесил флаги микрогосударств. Почему ха-ра-шо: потому что про микрогосударства. Интересная тема, в которой виртуальность неразрывна с реальностью (такой вот прям географической реальностью, когда от сих до сих – твоя территория, за которую ты готов бороться, а на картах тебя при этом как бы нету).

3. Работа Тимофея Парщикова «Великий Побег», в котором планы эвакуации при пожаре сравниваются с произведениями супрематизма. Почему ха-ра-шо: потому что тут и замечание о том, что в этих планах и в мирное-то время хрен разберёшься (а значит, если придётся бежать, ты будешь тыкаться в закрытые двери), и сравнение супрематизма с побегом (из искусства), и эстетически ха-ра-шо сделано.

4. Верена Фридрих в работе «Долгое сейчас» пытается продлить жизнь мыльного пузыря, помещая его в специальную камеру с контролируемой атмосферой. Почему ха-ра-шо: потому что при мне три пузыря погибли, но четвёртый и правда завис надолго, и это завораживающее и трагическое зрелище – пузырь не лопается, но он зависает в одной точке и… ну, он как бы мёртвый при этом.

5. В работе «Вербальное и визуальное» Анастасия Белевичева при помощи зеркальной коробки создаёт «бесконечную плоскость», на которую помещает недавно открытый пятиугольный паркет («паркет» — это когда можно полностью замостить плоскость какой-нибудь геометрической фигурой; раньше считалось, что пятиугольники для этого не подходят, но год назад математики нашли неправильный пятиугольник, который с этим справляется). Почему ха-ра-шо: у этого открытия множество практических последствий, но самое очевидное и красивое – из него можно сделать произведение искусства.

Глава четвёртая. В жизни всё гораздо интересней

Авторы инсталляции «Накамото (доказательство / миф)» пытаются узнать, кто же является создателем биткойна – а мы уже знаем.

В аннотации к видеоинсталляции «Приятные места» есть такие строчки: «В кадре реалистичные изображения образов природы подвергаются цифровым и звуковым искажениям. Перед нами – своеобразный машинный импрессионизм, ультрасовременное наследие авангарда» — ахаха, серьёзно? После DeepDream и Prism?

Работа «Человек есть мера всех вещей» представляет отчёт о судебном процессе, который использовал материалы Google Earth и данные GPS для того, чтобы доказать нелегальный статус некоего alien («Все материалы взяты из открытых источников и вновь ставят вопрос о концепции истины и о человечности механических свидетельств обвинения») – простите, но ваши судебные процессы – детский лепет по сравнению с разбором данных вышки мобильной связи на процессе Надежды Савченко.

Глава пятая. Ретрофутуризм

Сразу в нескольких представленных на выставке инсталляциях авторы, высказывающиеся на темы, связанные с технологиями, будущим, информационным шумом, обращаются к эстетике 60-60-х.

Похоже на страх. Попытку облечь утекающую сквозь пальцы цифровую реальность в тёплую ламповую оболочку.

Лирическое отступление

Мой персональный зрительский проект – я на всякой выставке стараюсь сделать селфи, причём есть правило: селфи должно как-то с выставкой перекликаться (даже удивительно, как меня ещё ниоткуда не вывели с охраной).

Так вот. Тут, на “Deep Inside” часть работ находятся в зеркальной комнате. Хожу, читаю таблички. Вижу: табличка есть («холст, акрил»), а работы нет. Смотрительница объясняет, что холст висел на стекле, упал, что-то там треснуло, и его убрали. На зеркальной поверхности остались рамка из двустороннего скотча – призрак картины (как вообще занесло холст в это царство многоканальных видео и интерактивных инсталляций?), – и аннотация к ней, чистое воплощение шутки про то, что в произведении современного искусства главное – концептуальное объяснение. И всё это – на зеркальной стене.

Там, в рамочке с табличкой, я и сфотографировалась. Табличка, кстати, гласит:
«Кадр. Кадр с противоположной точки».

Глава шестая. Растения

Если художник хочет что-то противопоставить ужасному миру победившей сингулярности, он использует растения. Растения не против.

Эпилог

В одном из помещений фабрики, где, собственно, расположена экспозиция, я нашла такую табличку:

058

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s