Сейчас будет суперсумбурно.

Прошедшие выборы многим запомнятся по агитационному ролику коммуниста Валерия Рашкина – где в конце битой бьют стёкла автомобиля и обещают навести порядок. Начинается он со слов «Валерия Рашкина поддерживают лучшие люди самых разных профессий» — ну там учителя, рабочие; первым в этом списке трудящихся оказывается художник. Плечистый детина в тельняшке и берете, сидящий с кистью перед мольбертом.

Плечистый он, понятно, потому, что натягивать холсты и таскать этюдник на пленэры – работа, требующая физподготовки. Тельняшка – очевидно, аллюзия на Пикассо. Берет, символ бунтарства, богема апроприировала ещё в XIX в., когда национальный головной убор вольнолюбивых гасконцев и басков начали массово выпускать европейские фабрики. А в предвыборный ролик кандидата-коммуниста его привели думы о прекариате, чувство отчуждённости по отношению к собственным произведениям, проблема творчества как производства, сложные отношения с институциями и желание вступить в профсоюз.

Левый дискурс в искусстве – тема не для поста, а для отдельного канала, так что я сейчас не буду даже начинать эту песню, но поделюсь парой фан фэктс.

В июне была новость: получил официальную регистрацию Artists’ Union England, созданный ещё в 2014 – и это чуть ли не первый тред-юнион, появившийся в Великобритании в 21 веке. Когда я полезла на его сайт, там, среди прочего, обнаружилась полезнейшая вещь – список критериев для вступления в профсоюз, по принципу «вы художник, если к вам применимы хотя бы три определения из десяти». Наконец-то кому-то необязательно РИСОВАТЬ КАРТИНЫ – можно, например, считаться художником, участвуя в резиденциях, получая гранты и фигурируя в рецензиях.

В России тоже есть Профсоюз художников, тоже с критериями. Критерии оформлены в виде периодического издания под названием «Единый художественный рейтинг», в котором все российские и зарубежные художники распределены по категориям в соответствии с уровнем таланта, мастерства и узнаваемости. Типа в помощь покупателю искусства — а то мало ли, купишь картину, заплатишь за неё как за 1А, а там на самом деле еле-еле 2В. В 1999 году, когда это было придумано, в «Независимой газете» вышла ехидная статья:

«Как пояснил лично господин Заграевский, «рейтинг предназначен для покупателя и является единственной возможностью разложить художников по полочкам в общественном мнении. Чтобы зритель, придя на выставку и не понимая ничего, мог, ткнув пальцем в любую живопись, получить ее краткую искусствоведческую оценку». Искусствоведческая оценка, содержащая заодно и «нумер» художника в рейтинге, будет подтверждена сертификатом с водяными знаками, печатью и подписью самого Заграевского».

Сергей Заграевский – человек, который это всё придумал (и профсоюз, и рейтинг). Примечательная фигура – в 90-е занимался бизнесом (продавал за рубеж рога и копы[зачёркнуто] шкуры; был банкиром), потом стал писать картины; себя называл бизнесменом, арт-критиком и богословом, а живопись свою рекламировал на досках объявлений в подъездах (тогда-то я о нём и узнала). На рекламных наклейках были репродукции его наивистских пейзажей и фото автора – автор был широкоплеч, совсем как персонаж из рашкинского агитвидео, только без тельняшки и берета. Про созданный им профсоюз Заграевский говорил так: «Мы совершенно безвозмездно оказываем юридическую поддержку членам профсоюза, и к нашим бумагам очень серьезно и внимательно относятся в силовых структурах. У нашей организации уже есть наработанные методы давления».

Но те, кто в российском совриске делают что-то по-настоящему значимое, ни в каких профсоюзах, как правило, не состоят (даже несмотря на соблазнительную возможность пользоваться «наработанными методами давления»), отчего периодически страдают. Разговоры о том, что пора уже всем художникам и критикам объединиться и друг друга поддерживать в судах, ведутся уже очень давно, причём у России тут опять особый путь: речь не о тяжбах художников с, допустим, жадными галеристами, а об обороне искусства от силовиков и верующих.

Но ничего не получается. И тут я просто процитирую Люси Липпард, которая наблюдала создание Коалиции работников искусства – профсоюза арт-деятелей в Нью-Йорке 70-х. Она приводит их прекрасные пламенные речи:

«Мы, члены Коалиции работников искусства, ставим перед собой следующие требования: 1. Искусство – наш труд – должно использоваться широко и с подобающим уважением. 2. Искусство – наш труд – должно справедливо оплачиваться. 3. Искусство – наш труд – должно быть лучшим, на что мы способны в этой жизни» —

— описывает, как они собираются, спорят, расходятся, а потом печально резюмирует:

«Наверное, художники станут единственной в мире профессией, представители которой не могут держаться вместе столько, сколько нужно, чтобы оградить коллег от воздействия их собственных ошибок».

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s