Рефрен «когда искусство подвергается цензуре, его становится невозможно критиковать» скоро станет моим официальным джинглом. А сейчас будет пост про религию.

12 апреля 2015 года пермский художник Александр Жунев изобразил на стене одного из домов распятого Гагарина. Я тогда очень хотела ругаться, но вдруг на Жунева завели дело об оскорблении чувств верующих, и пришлось молчать, чтобы не лить воду на мельницы врагов совриска. Недавно другой художник Степан Мянник написал в поддержку арестованного в Екатеринбурге блогера Руслана Соколовского картину «Тайная вечеря» с покемонами. Он собирается её продать и на вырученные средства нанять блогеру адвоката; дело, конечно, благое, но сама картина – ужас-ужас-ужас. И не с точки зрения чувств верующих, о нет. А с точки зрения банальной эрудиции.

Вот почему Гагарин Жунева вдруг оказался распят? Вроде бы понятно: Гагарин — потому что День космонавтики, распятие – потому что Пасха, даты в тот год совпали, и вот… Стоп, шаг назад. Распятие – конечно, самый известный символ христианства, но Пасха – главный христианский праздник – ассоциируется с ним меньше всего. Распятие – это Страстная пятница, а Пасха – это когда уже никакого распятия нет, все живы и празднуют, и никто не умер, а кто умер, тот воскрес. Чтобы было понятно: изображать на Пасху распятого кого угодно – это как на плакате к 9 мая изображать расстрел партизан. В тему, но как-то неуместно, потому что праздник хоть и со слезами на глазах, но всё-таки про то, что добро победило.
(Там ещё был лютый авторский манифест, в котором столько всего понамешано, что если разбирать – то буквально каждую строку.)

Или вот «Тайная вечеря» с покемонами — а также стриптизёршами, клоунами, Мэрилин Монро, инопланетянами и кем угодно ещё; вариаций тыщи, you google it. Проблема в том, что «Тайная вечеря» — это же не про то, как тринадцать сидят за длинным столом (и почему-то только с одной стороны), а про то, что среди этих тринадцати есть предатель. И ещё это последний ужин перед казнью, и тот, кого казнят, это знает, а остальные – нет. Это же мощнейший сюжет, но почему-то художники часто предпочитают ограничиваться «голой» иконографией: ставят стол с едой и сажают за него компанию; верующие оскорбляются, неверующим весело, у продавцов попкорна праздник.

Печально это всё, потому что история любой религии – это кладезь символов и сюжетов, с которыми можно делать умопомрачительные вещи, сильные и полемичные. Достаточно копнуть хотя бы на уровень Википедии, почитать первоисточники, а не хватать то, что лежит на поверхности. Иначе получается Pen Pineapple Apple Pen – я имею в виду не саму песенку, а принцип «прилепи одно к другому, получи непонятную хрень».

Отдельно, конечно, стоит отметить оскорблённых верующих, которым в принципе всё равно, кому «делать биографию». В 2010 году в притворе храма Мученицы Татианы на Моховой (это «домовый» храм МГУ) прошла выставка «Двоесловие / Диалог». Курировал её художник Гор Чахал, участвовали Никита Алексеев, Кирилл Асс, Дмитрий Врубель и Виктория Тимофеева, Андрей Филиппов, группа «Синий суп» и другие – неслабый такой состав. Все работы были одобрены настоятелем протоиереем Максимом Козловым и архимандритом Тихоном Шевкуновым. В общем, это была добротная (дурацкое слово, но тут иначе не скажешь) и при этом совершенно невинная выставка, но и тогда нашлись те, кто считал, что какие-то кощунники развели в храме мерзость.

Кстати, я тут по случаю нашла стенограмму круглого стола, который был к той выставке приурочен. Священники VS художники. Ни о чём не договорились, но очень мило поворковали. Там художник Юрий Шабельников произносит такую фразу: «Я считаю, что в современной ситуации культурный человек знает все слои. Современная культура — это знание и античной культуры, и культуры возрождения, и барокко. Если этот пласт человек знает, значит, он современный человек. И все это существует параллельно. Не бывает так, что я знаю только авангард, и для меня XIX века нет».

На этом нашу проповедь и закончим.

PS. А сейчас, как в анекдоте, слайды. Вот эта работа – одна из моих любимых. Кирилл Асс. ХВ. 1999. В тот год Пасха тоже совпала с Днём космонавтики, и художник с друзьями натянули на купол Московского планетария чехол с буквами «ХВ». Тут не только идеальное попадание в форму (купол похож на яйцо). Тут ещё и другие пласты: например, в ряде культур яйцо считалось символом космоса (т.к. его строение воспроизводит гелиоцентрическую модель).

084

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s