«…Дюшан – художник, который провозгласил конец искусства», — говорит Ирина Кулик в лекции для «Гаража» (ищите в ютьюбе). Потом уточняет: «Дюшан разрушил представление о том, что художник – это ремесло и умение. После Дюшана, после того, как он отказался от живописи и представил реди-мейд, художник – это человек, который каждый раз придумывает новые способы заниматься искусством, который каждым своим произведением даёт новое определение того, что такое искусство. <…> Про Дюшана говорят, что это художник, который объявил о конце искусства, но нашёл миллион способов, чем художнику заниматься после конца искусства».

Видеозапись лекции сопровождается титрами, сурдопереводом и тифлокомментарием. «Гараж» некоторое время назад озаботился доступностью искусства для людей с ограниченными возможностями, и помимо очевидных шагов вроде установки в здании пандусов, без которых уже немыслимо ни одно приличное заведение, принял меры для помощи слабослышащим и слабовидящим зрителям. Например, на выставке Роберта Лонго (она позиционируется как групповая – Лонго, Гойя, Эйзенштейн, — но по мне, так это бенефис одного Лонго; идёт сейчас) я видела уменьшенную копию скульптурной группы, сделанную специально для ощупывания (саму скульптуру трогать, понятно, нельзя.) Фотографии и репродукции, которыми пользуются лекторы «Гаража», пощупать невозможно, но можно попробовать описать словами и добавить описание к видеодокументации. Это и есть тифлокомментарий: там, где лектор обращается к визуальному ряду, запись прерывается, и приятный мужской голос словами описывает изображение.

В каком-то старом интервью на «Кольте» (или даже на «Опенспейсе» ещё) Екатерина Дёготь заметила, мол, старое искусство предназначено для долгого, внимательного молчаливого рассматривания, искусство же современное достаточно быстро окинуть взглядом, чтобы потом долго обсуждать. Некоторым людям в головы даже закрадывается мысль, что современному художнику не надо ничего делать, можно просто обсуждать голые идеи. Я как-то присутствовала на public talk художника Юрия Альберта, где он рассказывал про некую инсталляцию, состоящую из описаний нереализованных проектов – только я сейчас, хоть убейте, не помню, это он говорил про одну из своих работ (поиском не нашла) или про идею, которая так и не была воплощена (рекурсия!). Зато у него есть целая серия работ, эксплуатирующих (использую это слово без негативных коннотаций) слепоту – хотя речь в них не о слепоте как таковой, а о невозможности понимания искусства. Вот описание (хаха) одной из них, сделанное самим автором:

«
Автопортрет с зaкpытыми глазами

Эта инсталляция представляет собой 88 описаний картин и рисунков Ван Гога, cдeланных им самим в письмах к брату Тео. Эти описания пpeдcтавлeны в виде вывешeнных на стене, как кapтины, табличек с текстом, набpанным шрифтом Брайля. Таким образом, это настоящий Ван Гог для слепых. С другой стороны, это попытка представить себе, что мoг бы сделать Ван Гог, если бы вместо oтрезания уха oн выколол себе глаза.

На выставку, наряду с oбычной артистическoй публикой, приглашали и слепых посетителей.

Основным pезyльтатом и целью этого проекта является встpeчa разных типов зрителей или, вернее, разных типов непонимания. Например, квaлифициpoвaнныe зрители не смoгут прочесть брайлевский текст, но способны оценить выставку в контексте современнoгo искусства, а слепые, котoрые никoгда не хoдят на выставки, смoгут прочесть тексты Ван Гoга, но, верoятнo, их и сoчтут главной целью этoгo сoбытия. Наконeц, я не мoгу себе представить, как мoгут воспринимать яркие и красочные описания Ван Гoга люди, никогда не различавшие цветов, какие нeпoнятныe мне образы возникнут в их сознании. При этoм, я надеюсь, все участники этого сoбытия будут видеть и сoзнавать сам факт своегo непонимaния, oщущать какoй-то дискoмфoрт – например, зрячие от присутствия слепых, и наоборот. Навернo, эта работа пoсвящена поискaм идеального зрителя – слепoгo знатока живописи и любителя современнoгo искусства.
»

Всё это хитровыдуманное искусство стало возможным во многом (а может, и исключительно) благодаря Дюшану. Ирина Кулик обстоятельно описывает этапы его наступления на старое искусство: странные инсталляции, каламбуры, реди-мейды, «Фонтан», пыль на стекле; в тех местах, где на экране позади неё возникает фото или репродукция, видеозапись лекции прерывается, чтобы закадровый голос прочитал описание для тех, кто не может видеть – ни «долго», ни «быстро», никак. Это не письмо художника близкому человеку, не кусок из интервью, не разговор после посещения выставки; скрупулёзное, бесстрастное, специально написанное и записанное перечисление деталей: «в левом верхнем углу… на заднем плане…» (в лучшем случае; как, например, описать работу, состоящую из следов нитей, случайным образом уроненных на поверхность картины? а ведь, в отличие от упомянутой выше работы Юрия Альберта, здесь не должно остаться непонимания – ну или оно должно быть сведено к минимуму. Кто вообще пишет эти описания, что за редактор? Понимает ли, насколько это удивительная работа?)

И выглядит, и звучит это всё довольно сюрреалистично.

Ну и вот я решила замкнуть круг: вырезала из упомянутой лекции тифлокомментарий с описанием самой монументальной и загадочной работы Дюшана, в которой собралось и объединилось всё, чем он занимался и что любил. И прошу считать это аудио-реди-мейдом.

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s