Как организовать биеннале

136

На картинке выше – лист отборочного голосования оргкомитета Венецианской биеннале 1895 года по русским художникам. Выбирали из числа тех, о ком вообще хоть что-то знали (а знали о русском искусстве мало).

Первый в списке — баталист-пацифист Василий Верещагин. Его очень рекомендовал живший в то время в России итальянский арт-дилер Аванцо, который писал: «Я знаю, что синьор Верещагин не любит принимать участие в публичных выставках, но очень надеюсь, что он сможет сделать исключение для Венеции…» Верещагин на приглашение даже не ответил.
(Вот когда он в 1904 году погиб на Русско-Японской войне, его живопись смогли показать в Венеции. И то кое-как: секретарь биеннале Антонио Фраделетто писал русскому послу в Италии, итальянскому послу в России, задействовал все свои связи, но в итоге получил только одну картину, и то не самую интересную. Да ещё был вынужден держать её в Венеции дольше положенного, потому что из-за революционных событий его настоятельно просили не отправлять в Россию ценные грузы.)

Следующий в списке — Марк Антокольский — очень хотел поучаствовать (он вообще любил Италию, а Венецию считал лучшей декорацией для любого искусства), но по каким-то неведомым причинам не смог.

Ещё один выбранный художник, Иван Прянишников (последняя строчка в списке) отказался.

За месяц до открытия биеннале мэр Венеции написал Павлу Третьякову, мол, умоляю, помогите, мы хотим экспонировать русское искусство! Третьяков прислал вежливый ответ: имею честь сообщить, что галерея теперь вся принадлежит городу, и по нашим законам картины не могут покидать Москву.

Остался скульптор Леопольд Бернштам (третий сверху в списке, второй с плюсиком). Его пригласили, он согласился, к тому же он жил в Париже (поэтому у него было всё ок с логистикой), где лепил портреты французских политиков и деятелей искусства.

Критики, приехавшие на биеннале, Бернштама проигнорировали. В каталоге он фигурировал как представитель Франции.

Не по приглашению, а на конкурсной основе участие в биеннале принял скульптор Паоло Трубецкой (в будущем — автор памятника Александру III, про который была загадка «стоит комод, на комоде бегемот» и т.д.). Как представитель Италии.

Впоследствии оргкомитет Венецианской биеннале приглашал комиссаров (в конце концов эта практика закрепилась), но и это не решало все проблемы.

Например, Дягилев, получив предложение организовать выставку русских художников, тут же привёз в Венецию с полсотни работ. Во-первых, где их хранить полгода до открытия? Во-вторых, а ничего, что сначала надо хотя бы список участников согласовать и утвердить? Генеральный секретарь биеннале Антонио Фраделетто так взбесился, что отменил участие России, но Дягилев, который, кажется, мог без мыла… ладно, в общем, Дягилев задействовал все свои связи, на Фраделетто надавили, и он сдался. Но и Дягелева потихоньку отодвинули, даже перевод этикеток не доверили.

А советские товарищи периодически пытались заработать на Венецианской биеннале денег — отбирали для выставки работы по принципу коммерческого потенциала. Один раз венецианцы такое пропустили, но потом уже пресекали, требовали чистого-незамутнённого-высокого искусства. Чистое и незамутнённое советские товарищи грузили бочками, так что русский павильон из-за плотной развески (иногда в три ряда) прозвали «русским салатом» (в 1924 году привезли 600 работ, из них одного только Кончаловского – 60 штук; сравните с «ретроспективой» Верещагина). И всё равно были недовольны плохими продажами, так что в какой-то момент вообще забросили павильон и перестали участвовать.

Отдельный сюжет – художники в эмиграции, которые оказались вообще за бортом. Один раз, в 1920 году, когда Италия ещё не наладила дипломатические отношения с СССР, генсек биеннале Витторио Пика отдал русский павильон на откуп царскому ещё почётному консулу Петру Безродному, который пригласил Наталью Гончарову, Алексея Явленского, Михаила Ларионова, Марианну Верёвкину и ещё с десяток имён. Этот эпизод вошёл в историю как «Белый павильон» и больше уж не повторялся.

Это я читаю куски из книги «Русские художники на Венецианской биеннале». Самой книги у меня пока нет, а куски выложил один из авторов (Matteo Bertelé) на academia.edu

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s